Политновости

3 923 подписчика

Свежие комментарии

  • вячеслав харченко
    Россия, середины 19 века, 21 век, здесь, так и не наступил.Правительство кон...
  • Марина Панаева
    Тем более,что каждые орден и медалька(как и прибавка за звание у военных и артистов) даёт прибавку к их и так не хил...Правительство кон...
  • вячеслав харченко
    Орденов то щас, превеликое множество, тёте Вале, Андрея дали, с лентой ,небось, как во времена Салтыкова-Щедрина, ка...Правительство кон...

Оттенки серого

У нас нет «репрессивной системы». У нас есть медленная, накручивающая нервы на руку, система тихого подавления всего яркого, незаурядного и успешного

Оттенки серого

Не знаком с Серебренниковым. Но зато вполне знаком с изрядным количеством вице-губернаторов, бизнесменов и предпринимателей, чья судьба находится в крепких руках российской правоохраны.

Они регулярно ходят на допросы. Сидят в СИЗО. Прячутся по складкам местности, после недвусмысленных предупреждений о возможном аресте «на всякий случай».

За них не хлопочут звезды эстрады и кино. Не пишут газеты. У судебных залов не стоят протестующие. Даже адвокаты регулярно машут рукой: — Безнадега… Помочь ничем не можем…

У нас нет «репрессивной системы».

У нас есть медленная, накручивающая нервы на руку, система тихого подавления всего яркого, незаурядного и успешного. Причем не только в культуре, как Кирилла. В бизнесе. В профессиональном мастерстве. Во власти.

Ведь изрядное количество людей, занявшие вершины пищевой цепочки, окопавшиеся там и выставившие по десять уровней обороны вожделенного кресла, не умеют работать.

Они не способны производить нового. Создавать качественный продукт. Ставить популярные спектакли. Или просто — не воровать…

И они экстраполируют на окружающее пространство свой бесконечный испуг, что кто-то более способный придет и отберет тщательно охраняемое ими место.

А отсюда вырастает ненависть ко всему отличному от стандартного серого, окружающего нас.

Мы не любим цветное искусство, небанальный театр, харизматичную власть, нестандартных детей, умеющих строить личный бизнес людей.

Все это бесит. Все вызывает желание держать и не пущать.

— Он же невменяемый, — говорят мне про парня, пытающегося продвинуть на выборах свою вполне конституционную консервативную партию: — Он же борется за власть!

А за что должна бороться партия? За круассаны с повидлом?

— Ваш друг нарушил закон. Мы еще не поняли где, поэтому возбудили дело против неустановленных лиц, по неустановленному составу преступления, с целью нанесения неустановленного ущерба государству…

— Не поддерживаешь во всем власть — не бери у нее денег на проекты. Взял — молчи и не выпендривайся. Открыл рот — не удивляйся, что к тебе придут, найдут «наркотики растительного происхождения», детскую порнографию и смертельно опасные яды в колбасе, хранящейся в холодильнике. Как будто власть дает свои деньги, а не наши же — собранные с налогов, пошлин, штрафов и платных стоянок.

Вокруг царствует «ее величество — серость».

И даже ее оттенки наказуемы.

Андрей Колядин

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх