Политновости

3 925 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ксения Фотина
    Конечно первое лицо региона должен самым серьезным образом ответить за попустительство такой самодеятельности, какая ...9 мая – день борь...
  • Ксения Фотина
    "...что МАССОВОЕ празднование Дня Победы ПЕРЕНЕСЕНО..."9 мая – день борь...
  • Ксения Фотина
    Абсолютная провокация, устроенная двумя героями такого празднования Дня Победы! Представители власти все в масках, эт...9 мая – день борь...

Сечин хоронит сланец, а заодно рубль и путинскую Конституцию

«Нефтяная войнушка» «Роснефти» может обернуться катастрофой для страны

Сечин хоронит сланец, а заодно рубль и путинскую Конституцию

«Роснефть» была готова к снижению цены на нефть после выхода России из сделки по снижению добычи ОПЕК+, заявил в интервью программе «Международное обозрение» главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин.

«Стресс-сценарием я бы не называл это. Да, конечно, колебания до такого низкого уровня, как, например, сегодня, большой радости не приносят, но и не вызывают ощущения какого-то драматизма», — отметил он, добавив, что в компании к этому сценарию были готовы изначально, когда вопрос о продлении соглашения ОПЕК+ на очередной квартал еще обсуждался.

Соглашение, по его словам, утратило свое первоначальное значение для стабилизации рынка, в том числе из-за санкций.

Сечин усомнился в целесообразности дальнейшего сокращения производства нефти отдельными странами, когда другие увеличивают добычу. Он отметил, что за три года участия России в соглашении ОПЕК+ нефтяная промышленность США вышла на первое место в мире по нефтедобыче.

По мнению главы «Роснефти», низкие цены делают добычу сланцевой нефти в США неэффективной, поэтому уход с рынка этих объемов может привести к росту цены к концу года.

Сечин также напомнил, что бюджет Саудовской Аравии балансируется при цене свыше $ 80 за баррель, при этом у них большие обязательства социального характера, обязательства, взятые перед инвесторами, которые вложили средства в Saudi Aramco в ходе IPO.

Глава «Роснефти» выразил уверенность в том, что Россия и Саудовская Аравия как крупнейшие производители нефти даже после распада сделки ОПЕК+ должны продолжать сотрудничество и обмен информацией по нефтяной теме, стремясь при этом к взаимной выгоде и придерживаясь «рыночных конструкций».

Что бы сегодня ни говорил Сечин, всем ясно одно: Россия ввязалась в нефтяную войну. Вопрос в том, хватит ли у страны силенок вести «длительные бои»? А если хватит, то сколько продержимся? И главное — за чей счет? И как нынешний кризис отразится на голосовании по поправкам в Конституции? Ведь понятно, что рухнувший рубль, подорожавшие продукты оптимизма у электората не вызывают. Люди могут вообще махнуть рукой на это самое голосование.

— Здесь действительно очень любопытная ситуация, — считает доктор политических наук, профессор МГУ Андрей Манойло.

— Игорь Иванович в обвале цен на нефть «не видит драматизма», и это чистая правда: он же рискует не своими собственными деньгами, а государственными. Ну, какой тут может быть драматизм? Наоборот, есть даже позитив: если доходы упали «по вине внешнего врага» (саудовцев, а тут еще и Трамп со своим заявлением как нельзя вовремя подвернулся) — значит, самое время попросить у государства стабилизационный кредит, компенсирующий потери. Под угрозой того, что «иначе все рухнет». И такой кредит ему наверняка дадут. Это, во-первых.

Во-вторых, была ли готова «Роснефть» к обвальному снижению цен (то есть, был ли это заранее просчитанный шаг?), или это чисто ситуативное решение, принятое «на авось» (чтобы взять саудовцев нахрапом)?

Есть серьезные эксперты, которые убеждены в том, что это решение не было сиюминутным, оно готовилось и просчитывалось два месяца, что и без этого шага нефтяной рынок обязательно бы рухнул, только Россия с этого ничего не поимела. И что в основе этого решения, приведшего страну к «нефтяной войне» с КСА и еще одной ссоре с США, лежит стратегия обрушения сланцевого рынка в североамериканских штатах.

Я не экономист и не специалист в нефтегазовой отрасли, поэтому могу в данном вопросе судить лишь как наблюдатель со стороны. Так вот, наблюдая за ходом событий и первыми результатами этой сшибки (настоящая «нефтяная война» начнется только с 1 апреля), можно сказать, что стратегии в действиях «Роснефти» не просматривается пока ни на йоту. Все текущие результаты этого решения — ввязывание в драку с КСА, падение нефти едва ли не до показателей, сопутствующих развалу Советского Союза, стремительный рост доллара (что скажется и уже сказалось на ценах на продукты, которые ты вынужден покупать каждый день), проблемы с фьючерсами (саудовцы перебили все предложения своими дисконтами), пока еще отдельные вспышки панического ажиотажа вокруг гречки, макарон и туалетной бумаги, и все это на фоне нарастающего эпидемиологического кризиса и «обнуления» — вносят свой вклад в обострение политической ситуации в стране. Причем вклад конкретный.

Зачем был нужен этот «удар в спину» именно сейчас — большой и не совсем ясный вопрос. На первый взгляд, складывается впечатление, что, если кто-то хочет разрушить страну, то в сложившейся сегодня ситуации он должен действовать именно так. Это, видимо, понимают в «Роснефти» и поэтому пытаются оправдать свой странный маневр высшими ценностными категориями и мотивами. Сцепившись с саудитами за объемы реализуемой нефти (то есть, погрузившись в чисто внутреннюю опековскую склоку), инициаторы этого решения почему-то утверждают, что их главная цель — не победа над домом аль-Сауда, а «обрушение сланцевой отрасли США» — нашего главного геополитического противника. А ради этого можно пойти на любые потери. Мол, последний бой — он трудный самый.

Звучит это грозно и бесстрашно. Но при этом организаторы «нефтяной войны» почему-то молчат о том, что все сланцевые компании США застрахованы от любых потерь на год вперед: если ситуация станет патовой, они вообще могут ничего не добывать, и страховщики им все компенсируют. Так что, как минимум, год они проведут спокойно и в комфорте, снисходительно поплевывая на конкурентов. Чего не скажешь про нас.

«СП»: — Сечин считает, что уход с рынка американских сланцевиков может привести к росту цены к концу года до 60 долларов за «бочку».

— В словах Сечина присутствует не прогноз, а надежда: подождите до конца года — все, может быть, образуется само собой. Но почему-то у меня есть устойчивое ощущение того, что сланцевая отрасль США эту войнушку переживет, и как только цены снова поднимутся выше 40, американская нефть снова затопит все рынки. А мы к тому времени окажемся сильно ослаблены из-за войны с КСА, из которой можем победителем и не выйти, несмотря на все храбрые заявления.

Кроме того, важно понимать, что американцы все время совершенствуют технологии сланцевой добычи, из-за чего добыча становится дешевле — в этом секрет «сланцевой революции». К концу российско-саудовской войнушки за нефть у США в этом плане может появиться что-то новое.

«СП»: — Сечин рассказал, что ФРС США провела допэмиссию на $ 1,5 трлн., в том числе в целях поддержки производителей, но усомнился в эффективности таких мер. А как вы считаете?

— Эти меры эффективные. Они все правильно делают. Данный факт демонстрирует, что будет, если сланцевая отрасль в результате «войны Сечина» действительно начнет проседать: ее поддержит государство, причем не единицами миллиардов, а триллионами долларов. То есть, государство ясно дает понять, что все потери будут компенсированы. А сколько, интересно, вообще может потерять эта же сланцевая отрасль в результате российско-саудовской нефтяной войнушки? Ну не триллион же.

«СП»: — А саудиты долго смогут держаться в этой «войне»?

— Похоже, что саудиты смогут протянуть намного дольше, чем надеется Игорь Иванович. В КСА населения всего 33 миллиона, почти в пять раз меньше чем в РФ. А запасы углеводородов гигантские. Причем это все легкая нефть высокого залегания. Там достаточно, образно говоря, прутиком поковырять в песке — и забьет нефтяной фонтанчик. Именно поэтому на демпинг саудовцы пошли сознательно и со знанием дела.

Что касается «сбалансированности бюджета» КСА, то не забывайте об огромных валютных резервах и кредитных ресурсах. И о готовности США также дать кредит в случае чего. Они перестроят бюджет и будут продавать нефть по 18 (добывая по 8,5). И все будут счастливы, кроме некоторых, почему-то вдруг решивших, что мир прост и его можно мерять по упрощенному лекалу.

«СП»: — Сечин уверяет, ресурсная база «Роснефти» позволит компании не снижать объемы добычи еще долго. А другим компаниям? А главное — долго ли выдержат россияне такие цены на нефть, курс рубля и т. д?

— Не могу с точностью дать ответ на этот вопрос — нет статистики. Но если говорить в целом, то в демпинговой войне важны не разведанные запасы, а способность быстро нарастить добычу — с тем, чтобы все добытое выбросить на рынок. «Роснефть» в этом плане проигрывает КСА.

Что касается того, «выдержат ли такие цены россияне» (правильнее было бы сказать «эксперименты»), то это вопрос почти риторический.

Ежу понятно, что в условиях нарастающего кризиса, когда все напряжено до предела и в одной точке (в виде «идеального шторма») сошлись сразу несколько факторов — эпидемия коронавируса, продуктовый ажиотаж, сложная реформа системы государственной власти с такими резонансными шагами как «обнуление», действовать надо крайне осторожно. Нельзя предпринимать любые рискованные шаги, не говоря уже об авантюрах. Важно понимать, что любой плохо просчитанный шаг может стать той соломинкой, которая переломит хребет верблюду. Даже если очередная «войнушка» представляется шагом верным, нужным и политически целесообразным. Потому что «нефтяная войнушка» может дать и побочный эффект, сказавшись на короновирусе, например, а тот — на «обнулении», и пойдет цепная реакция как в Чернобыле.

В нынешней ситуации лучше установить лимит на любые рискованные действия и отрабатывать каждую новацию по отдельности: «обнуление» и голосование — без коронавируса (на фоне спада эпидемии); «нефтяную войнушку» — после завершения реформы госвласти и эпидемии короновируса; коронавирус — сейчас, потому что убежать от него не удастся, но в условиях стабильной цены на нефть и отсутствия падения доходов россиян. А ведь есть еще весьма непростые отношения с Турцией по Сирии, которые вообще тоже надо разруливать.

«СП»: — Сечин признал, что соглашение ОПЕК+ вносило свою лепту в балансировку рынка через сокращение нефтедобычи. Однако роль сделки была ограничена тем, что в ней не участвовал один из лидеров мировой добычи. Так значит, цель Москвы — заключить новую сделку с участием США? Или что?

— Нет, Игорь Иванович такими фразами просто пытается принизить роль и значение ОПЕК+: раз нет там США, то какая это организация; соглашениям с ОПЕК+ — грош цена. То есть, пытается оправдать действия «Роснефти», которая вроде бы участвовала в сделке по ограничению добычи нефти, что по словам Сечина «сбалансировало рынок», а потом вдруг от участия отказалась.

Но здесь он сам себе противоречит: раз, по его мнению, США стоят всего ОПЕК+ (минус Россия), то смешно даже думать, что «войнушка» с ОПЕК способна подорвать положение США на рынке углеводородов. Я думаю, что в устах Сечина вплетение в проблему Америки — всего лишь литературное па. Скажите это в Вашингтоне — думаю, долго будут смеяться.

И все же надеюсь на то, что в своих рассуждениях я что-то упустил и какая-то стратегия у «Роснефти» есть — стратегия победы и разума, которая через какое-то время даст ясно видимые и осознаваемые положительные результаты. Потому что сейчас все результаты этой склоки — сугубо отрицательные (даже если они имеют промежуточный характер). Если эти действия несут ущерб благосостоянию простых граждан (цены на продукты, бензин, забытое слово «дефицит», волатильность рубля и т. д.), то где гарантия того, что страна от этого тоже не проиграет. Потому что страна — это мы.

 

Дмитрий Родионов

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх