Политновости

3 925 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ксения Фотина
    Конечно первое лицо региона должен самым серьезным образом ответить за попустительство такой самодеятельности, какая ...9 мая – день борь...
  • Ксения Фотина
    "...что МАССОВОЕ празднование Дня Победы ПЕРЕНЕСЕНО..."9 мая – день борь...
  • Ксения Фотина
    Абсолютная провокация, устроенная двумя героями такого празднования Дня Победы! Представители власти все в масках, эт...9 мая – день борь...

Ударим по коронавирусу уничтожением населения?

Юрий Болдырев о разгуле властей под прикрытием пандемии

Ударим по коронавирусу уничтожением населения?

У всех бывают скрытые и даже тайные желания. Не всем дано их реализовать. Но случаются моменты, когда сам бог велит тайное сделать явным — возможность предоставляется. И тогда мы можем узнать, о чем грезили с виду до того, казалось (кому-то казалось), даже и приличные люди.

Это то, что мы видим сейчас в Москве и что расползается по всей стране.

Но сначала о методе.

Конституция на реконструкции

Что делают в разных, даже самых простых ситуациях лидеры слабые и нерешительные? Известно: начинают что-то распутывать, разбираться, долго и сложно принимать решения. Мол, с одной стороны, так, но с другой ведь — этак?

А что делают лидеры смелые и решительные, те самые, что достойны бесконечного продления своих полномочий и, если ради того нужно, и сколь угодно под это переписывать конституции? Правильно: рубят с плеча.

Например, вот как победить зловредный коронавирус?

Наш метод прост и ясен — уничтожить его носителя. Каковым является несознательный русский и прочий коренной народ России.

Есть народ — и столько всякой гадости он в себе носит. А сколько еще способен носить, в том числе, мыслей вредных? Например, о неподдержке национального лидера в его борьбе за несменяемое вечное собственное и его команды правление.

Это короновирус покажется цветочком…

А вот если народ упразднить, придушить, заточить, загнобить, то тогда, глядишь, и никакому короновирусу не на чем будет размножаться. И вредным мыслям тоже.

Сказано — сделано.

Всем — сидеть тихо по своим щелям и не высовываться. Во всяком случае, без специального высочайшего разрешения.

Те несознательные, что все еще заражены то ли коронавирусом, то ли мыслями вредными, подкинутыми нам с враждебного Запада, о каких-то там правах и свободах и недопустимости их ограничения без действительной на то необходимости, робко спрашивают: а как же Конституция?

Но ответ однозначен: Конституция на реконструкции.

Видели в Москве заборы вокруг старинных зданий с надписями про «реконструкцию»? Это где все снесено начисто и на месте древности котлован метров в пятнадцать глубиной для будущего коммерческого подземного гаража? Вот это у нас называется реконструкцией. С Конституцией примерно так же. Только в варианте с сохранением фасада. Фасад сохранен как будто прежний, начинка же подправлена радикально — осталось не мытьем, так катанием принудить народ радостно с песнями это поддержать.

Хорошо, бог с ней, Конституцией, но есть же еще и здравый смысл и какое-то понимание общественной необходимости?

Разберем по порядку.

Нужен ли карантин?

Не являюсь специалистом-эпидемиологом, знаю обо всех сомнениях и нестыкующихся данных статистики, тем не менее, допускаю, что карантин нужен. Но тогда полноценный карантин, а не хитрые придумки вроде «каникул», «самоизоляции» и прочей белиберды, призванной лишь затушевать суть вводимых мер и, главное, снять ответственность с тех, кто их вводит?

Далее, если карантин нужен, то и вводить его нужно своевременно, а не тогда, когда вирус уже завезен к нам всеми возможными способами и распространен по стране предельно широко? За это кто-то отвечает? Никто.

Если карантин (под всякими хитрыми прикрытиями) вводится и производства страдают не из-за неумелости руководства и непрозорливости собственников, а потому, что их власть просто временно запретила, допустим, обоснованно, то убытки кто должен компенсировать? По логике даже не нашей Конституции, но просто цивилизованного человеческого сообщества — тот, кто запретил. То есть, государство. Для того, вроде, и накоплены все золотовалютные резервы и фонды «национального благосостояния», чтобы в критический момент компенсировать потери самым нуждающимся? Но нет: платите зарплаты работникам за работу, которую власть выполнять запретила, а деньги — берите в долг у банков.

Так о чем был первый «сон Веры Павловны» (надеюсь, «Что делать» Чернышевского еще помните а, может быть, это вообще был сон самого Владимира Владимировича) в нашем случае? Правильно: как бы и коронавирус заморский повернуть на то, чтобы все, кто до того еще хоть как-то дышал самостоятельно, теперь то уж точно были окончательно закабалены ненасытным ростовщиком. Может ли при этом кто-то в здравом уме и твердой памяти поверить в то, что ненасытный ростовщик — не брат и не сват нашей «Вере Павловне» (она же Владимир Владимирович)?

Как обеспечить карантин?

А как обеспечить режим, при котором граждане будут сознательно минимально контактировать и распространять заразу?

Казалось бы, первая и главная мера — обеспечьте людям возможность сидеть дома и ни о чем не беспокоиться, прежде всего, об элементарном пропитании и здоровье близких. Но для этого, очевидно, недостаточно коварно натравить наемных работников на их работодателей — объявить, что работодатель обязан выплатить зарплату… из денег, которые ему просто неоткуда взять (а мы — власть — ему милостиво разрешим сдать себя с потрохами в кабалу ростовщику). Нужно честно приоткрыть кубышку — ту самую, из которой десятилетиями не вкладывались в образование, здравоохранение, инфраструктуру, развитие, недоплачивали всем тем, кто теперь на мели, а то и в кредитах. И из этой самой кубышки (фонд «Национального благосостояния») не выкупать у Центробанка и без того государственный госпакет акций Сбербанка, а выдавать, как минимум, какой-то прожиточный мизер всем без исключения — на элементарное поддержание жизни.

Но что мы видим вместо этого? Госденьги опять направляются кому? Ростовщику. А тот деньги (даже кредитные) доведет до тех или иных предприятий. Или не доведет — на свое усмотрение.

Какой же второй сон нашей Веры Владимировны или Владимира Павловича или кто там у нас наверху? Верно: как бы под очередной шухер, вроде, под прикрытием даже и помощи людям, но опять порадеть родным ростовщикам. А что все прочие люди, не имеющие средств к существованию, становятся вынужденными нарушителями режима «самоизоляции» — так это их проблемы. Будем пенять гражданам на недостаточную сознательность и вводить меры принуждения.

Нужны ли меры принуждения?

Следующий вопрос: нужны ли меры принуждения и, шире, вообще регулирования поведения граждан в условиях пандемии?

Наверное, нужны. Но именно там, где эти меры реально ограничивают опасные контакты между людьми, но не их права и свободы, никак с распространением заразы не связанные.

Тут уже тонкая настройка. Но есть вещи очевидные, как дважды два. И они информативны — выдают истинные намерения властей, в отличие от намерений и мотивов декларативных.

Простой вопрос: что опаснее с точки зрения распространения инфекции: общественный транспорт или личный? Очевидно — общественный. То есть, если задача на самом деле ограничение распространения инфекции, то логично было бы максимально стимулировать передвижение людей на личном транспорте, а не на общественном. Подчеркиваю: не запрещать что-либо, но стимулировать, поощрять. Например, снизить цену на бензин, давать бензин в долг по спецкартам заправок (при поддержке за счет госбюджетов), с последующей оплатой полной или частичной по окончании пандемии, изменить в интересах горожан режим работы и стоимость платных парковок (если не отменить на время пандемии их вообще), плюс не гонять людей с улиц, но, напротив, там, где это возможно, стимулировать и поощрять перемещение пешком. Согласитесь, вероятность заразить друг друга на улице несопоставимо меньше, чем в том же в общественном транспорте или в любом помещении.

Соответственно, вопрос на засыпку номер один: какую опасность с точки зрения распространения коронавируса представляет собой одинокий просто гуляющий по улице пешеход, старающийся соблюдать «социальную дистанцию» по отношению к другим пешеходам? Честный ответ: почти никакую.

Отсюда, казалось бы, логично стимулировать и магазины выносить часть торговли на улицу: чтобы можно было купить какой-то минимум товаров, вроде хлеба, молока, картошки, соли и сахара — не заходя вообще ни в какое помещение. Но ничего подобного мы не видим.

Возвращаясь к транспорту, вопрос на засыпку номер два: какую опасность с точки зрения распространения инфекции представляет собой гражданин, едущий неважно куда, пусть даже просто кругами по городу для приведения собственного настроения в норму на собственной автомашине? Честный ответ: вообще, совершенно безусловно — никакой опасности.

Но для чего же тогда драконовские штрафы и даже угроза отправления машины на штрафстоянку, с последующим изъятием из кармана «нарушителя» немалых сумм за «хранение» машины?

Наконец, вопрос на засыпку номер три: какую опасность с точки зрения распространения инфекции представляет собой гражданин, отвозящий свою жену (или кого-то еще, с ним вместе «самоизолирующегося») на работу или встречающий, соответственно, с работы, вместо того, чтобы допустить опасное тесное контактирование своих близких с больными в общественном транспорте?

Очевидно, такой гражданин не создает опасности, а, напротив, содействуют снижению распространения инфекции. За что же таких наших сограждан, реально обеспечивающих безопасность своих близких единственным им доступным способом, уже весьма массово штрафуют?

Не кажется ли непредвзятому наблюдателю, что под прикрытием якобы борьбы с инфекцией, на самом деле реализуется нечто совершенно иное, в частности, освобождение улиц городов от так надоевшего властям населения и, тем более, автомашин, создающих пробки — столь неприятные истинно свободным гражданам неформальной империи начальства и к нему приближенных?

Вот, теперь ясно виден третий реализовавшийся сон какого-нибудь старшего лакея одного из средней степени приближенности друзей Владимира Владимировича: иду по Москве свободно — никто под ногами не мешается. И еду по широким улицам свободно — никаких пробок.

…Только где-то когда-то я это уже видел, генеральную репетицию, так сказать, нынешнего счастья. Только где и когда?

Вспомнил: это же кадры движения того, чьи мечтательные сны, похоже, ныне воплощаются в действительность, на инаугурацию после президентских выборов 2012-го года: улицы широкие — и никого на них…

Стоять в молитвенном поклоне

И, сразу, без предварительных вступлений, сон четвертый: я сплю — и все спят. А просыпаюсь — все уже ждут. Нет, не указаний. А разрешения. Разрешения вообще что-либо делать. Пальцем пошевелить, локоть почесать, не говоря уже о чем-то большем. Почтительно стоят согнувшись в поклоне и ждут. Разрешу — зашевелятся. А не позволю — так и будут стоять в молчаливом, почти молитвенном ожидании.

Скажете, бред? Да нет, вот оно — на глазах свершается.

А ведь какая свобода была еще неделю назад! Хочешь — гуляешь с собакой не далее 100 метров от дома, а хочешь — даже в ближайший супермаркет можешь сходить — без специального, тщательно бюрократически оформленного, проверенного и утвержденного индивидуального разрешения!

Согласитесь, по нынешним понятиям, это была — какая-то совершенно недопустимая анархия: кто куда хотел, тот туда (в пределах ста метров от дома) с собакой и ходил! А у кого нет собаки, выгуливал жену, и на претензии правоохранителей, что с женой нельзя, а можно только с собакой, норовил оправдываться, мол, вы не знаете, какая у меня жена с…

А теперь — благодать. Без специального разрешения нельзя абсолютно ничего, в том числе, и массу того, что абсолютно не несет никакой угрозы распространения инфекции. И это — не в условиях чрезвычайного или военного положения, а лишь в режиме «повышенной готовности». Вы себе представляете, готовности к чему?

Надо понимать, в отличие от чрезвычайного или военного положения, которое, подразумевается, всегда временно, режим «повышенной готовности» — он может быть и неограниченным во времени. Строго говоря, мы, как пионеры — должны быть «всегда готовы».

Введение разрешительного порядка на каждый чих в отсутствие конституционного режима чрезвычайного или военного положения — это приучение людей к тому, что этот порядок — не есть временная аномалия, а, в общем-то, норма. Которая, если власти соблаговолят, может быть и несколько ослаблена. Например, позволят брать разрешения по четным и гулять на сто метров от дома без разрешения по нечетным. А может быть и ужесточена, например, брать разрешения можно будет вообще только раз в неделю и исключительно в случае, если не замечен в экстремизме — не то, чтобы в критических высказываниях в адрес властей, но даже и в жалобах на управляющую компанию, что горячая вода как-то не очень горячая…

Самое время «делать дела»

Ну что, казалось бы, все сны воплотились, о чем еще мечтать?

Верно, но пора и дело делать. Так у них называется обделывание всякого рода делишек.

Говорите, здравоохранение совсем развалили «оптимизацией» и теперь пора бы за то отвечать? Нет, напротив, теперь можно на пандемию списать любые госрасходы по заметанию следов преступной «реформы».

Зачем конкурсы на госзакупки? Под предлогом эпидемии — все закупаем у своих, безо всяких конкурсов. И бизнесы все приостановить, работать (и зарабатывать на жизнь) разрешим — только своим.

Например, сначала некоторые назойливые скептики в отношении честности властей в организации всеобщей «самоизоляции» робко переспросили, почему это все предприятия закрыты, а стройки работают? Универсальный ответ властей известен еще из «Бриллиантовой руки»: так надо.

Ладно стройки, а «ломайки»? То есть, когда ничего не строят, но упорно и день и ночь ломают то, что построено ранее, например, спорткомплекс «Олимпийский» в Москве? Ответ тот же: так надо.

В какой-то момент, когда уже не стало предела возмущению людей, целыми днями запертых в своих квартирах, не имеющих возможности ходить на работу, но вынужденных слушать оглушающую работу спецтехники на разрушении того же «Олимпийского», милостиво объявили о приостановлении работы строек на … неделю. Это когда для все прочих заявленные «каникулы» — уже пять недель.

Понятно: не родственных властям бизнесов в стройкомплексе уже давно нет, а самострел делать властям самим себе, своим прибылям — зачем?

И тут же, под шумок борьбы с «короновирусом» — разрешение брать иностранцев на работу без установленных законом квот и разрешений. А затем еще и предложение распространить на гастарбайтеров все социальные гарантии, что предусмотрены для своих, граждан России.

Это что, у нас и теперь рабочей силы не хватает? Или же, наоборот, безработица угрожающая, никакой всерьез поддержки гражданам нет и, под шумок, запускается еще более масштабная плановая замена населения на совсем безропотных инокультурных рабов?

Остается лишь голосование по поддержке населением поправок в Конституцию о вечном правлении нынешнего борца с пандемией путем упразднения населения провести среди облагодетельствованных им таким образом гастарбайтеров (предварительно одарив их правом голосовать). Плюс выборочно среди тех, кто и раньше сидел дома и смотрел первый-второй каналы телевидения, свято им доверяя. А почему бы и нет — порога явки-то нет: гастарбайтеры и свидетели первого-второго телеканалов проголосуют, поддержат — и дело сделано. Даром что ли по всем каналам телевидения без устали крутят ролики артистов-куплетистов в поддержку отдельных поправок в Конституцию — как будто за них можно отдельно проголосовать? Нет, обман возведен в ранг высшей государственной политики: населению разъясняют именно «отдельные» поправки в Конституцию. Мол, это те, что «население больше интересуют».

А кого интересует что-то большее, включая будущее детей — всем сидеть дома и не высовываться. Без особого специального разрешения, милостиво выдаваемого властями лишь самым сознательным.

 

Юрий Болдырев

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх